• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:37 

Поразительны твои качели.


Сегодня я:
1.) Купил материалы, встретил сантехника (палец ему заклеил пластырем, когда он его порезал), помог ему заменить стояк и оплатил работу.
2.) Прошёл собеседование и получил работу практически мечты с достаточной зарплатой. Заполнил анкету для эйчара и приготовил все документы для составления договора и первого рабочего дня в понедельник, 11.04.
3.) Отмыл все полы, весь туалет и кухню после работы сантехника и вынес весь мусор.
4.) Создал домашнюю аптечку.
5.) Накупил еды для завтраков или перекусов, выбрал еду на ближайшие обеды и ужины.
6.) Договорился с хозяйкой квартиры о том, что всю стоимость ремонта мне вычтут из арендной платы, договорился о дате оплаты аренды.
Отложил наконец отдельно денег на полную аренду+треть депозита.
7.) Познакомился с двумя новыми прекрасными людьми (не считая пяти восхитительных девушек с работы), пока по переписке.

Кроме отдельных радостей наблюдения за крушением стены в туалете (фотография) и снопа искр из-под диска, которым резались все трубы, я не могу быть не доволен и горд собой.

Скоро четвёртая суббота, по которым я меряю недели в Москве, однако месяц пребывания здесь наступит только во вторник, и очень многие дни этого почти месяца выглядели по списку достижений примерно так.

За это время я увидел немыслимое количество людей, каждого из которых люблю как минимум нежно, одного, которого, видимо, люблю, исключительно нежно, умудрился увидеть даже три раза.

Я обустроился (примерный вид (и живая стена, лол), я нашёл работу (сегодняшние фотографии по пути с работы, например). Это два основных пункта, на основании которых я считал свой приезд в Москву решённым делом.

Первая комната, которую я собирался снимать (В ХИМКАХ), к счастью, сорвалась как вариант, и за неделю до отъезда мне пришлось искать новую, нашёл, в Строгино, которое мне очень нравится, в двадцати минутах от предполагаемой работы.
Которая, конечно, тоже сорвалась, вы же не думали, что это будет так просто?

Две недели я ждал только собеседования, первую потратив на БЕСКОНЕЧНЫЕ ПРОГУЛКИ, а вторую на более-менее спокойную жизнь и приведение дома в пригодное для жизни место.
Третью я ходил на собеседование, по результату первого (ДВА ЧАСА В ОДИН ДЕНЬ, ОДИН ВО ВТОРОЙ, ХУЛИ НЕТ) мне отказали а просто потому что пошёл ты нахуй вот почему, не понравился ты старшему руководителю и хуй с тобой.

Затем внезапно я приглянулся директору там, куда мне посоветовал отослать своё резюме отец, а вот уже у меня осталось три свободных дня до первого рабочего, планы работы расписаны, зарплата вполне ок, добираться сорок минут, и пора уже заводить безлимитный тариф на три месяца, а то я быстренько ёбнусь.
Обещают ненормированный рабочий день, авралы, командировки, кучу работы и (это не обещают, это так есть) прекраснейших и красивейших людей, у которых я научусь всему, что только можно вообразить там, куда я устроился.

Фотографии прекрасных людей, с которыми я встретился, я могу выкладывать бесконечно, но некоторые не хочу, поэтому поделюсь теми, что и так лежат в твиттере, но обязаны быть в таком отчёте. Люблю их всех до невозможности..

Конечно, я ещё фотографировал метро, поделюсь тем, что мне самому любимо особо: читать дальше.

И, конечно, я фотографировал город, надписи, свой любимый нож и много больше станций и всего вообще, умудрился даже билет в Ленинку успеть получить, но это сейчас совершенно не кажется мне важным. Знакомство с улицами Москвы проходит пока довольно медленно, и большая часть фотографий — напоминание о том, куда я хочу вернуться, чтобы лучше разглядеть это наедине с собой.
Когда фотографии все, как эти, обретут историю, а особенно историю, которую я захочу здесь рассказать, то, конечно, всё это случится.

Но не менее важно то, что, приехав в Москву и прожив здесь почти месяц, я успел не только закрыть один из самых важных гештальтов в своей жизни и вообще стабилизировать многие взаимоотношения с самыми разными людьми (или вообще начать их создавать наконец благодаря лично), я осознал, что в моей жизни есть семья, которая готова меня всем, чем угодно, поддержать, помочь, дать вещей, денег, любви, только бы у меня всё получилось, и я удержался и остался в Москве и исполнил все свои мечты.

А ещё — никогда я так часто, много и постоянно близко не общался с одним из самых дорогих мне людей, чей номер в моём сердце занимает уже какие-то совершенно неприличные размеры, да ещё туда теперь и джакузи да личного слугу приставили, судя по тому, насколько много любви, взаимопонимания и поддержки в наших сообщениях.
Что, конечно, всегда отдельный повод для радости и любви.

Никуда от меня не ушли и все остальные люди. Прощание в Екатеринбурге было одним из самых душераздирающих моментов в моей жизни, он мне нескоро забудется, но я точно знаю, что некоторые связи между теми людьми, кто был там, и между мной и теми людьми, кто был там, он укрепил. И это единственное, что важно. Это прекрасно.

У меня очень много планов. У меня уже распланирован июль, например. У меня распланирован июнь (чо там планировать, концерт Пи Джей Харви, весь остальной месяц может заочно в пизду идти, мне там интересны только концерты ОБЕ ДВЕ ещё только, может быть). Май-апрель самоочевидны после этого поста.

И я пишу роман. И я заложил основы многих крутых вещей (себя, прежде всего).

И я любуюсь городом, его жизнью, его метро, его количеством людей, машин, ВСЕГО, И ЭТО ТАК ОХУЕННО, ГОСПОДИ, ТАК ОХУЕННО, ЛЮДИ ИДУТ БЫСТРО, МЕТРО ЕЗДИТ ПОСТОЯННО, ВСЁ ЖИВЁТ, ВСЁ ЛОМАЕТСЯ, ВСЁ ЧИНИТСЯ, ВСЁ БЕГАЕТ, БЛЯДЬ, КАК МОЖНО НЕ ЛЮБИТЬ МОСКВУ ОНА ТАКАЯ КРАСИВАЯ, ЯРКАЯ И РАЗНООБРАЗНАЯ, ЧТО В СОВЕТСКОЙ РОССИИ ДИЛЕР СПРАШИВАЕТ У ТЕБЯ, ГДЕ ДОСТАТЬ ТАКУЮ ДУРЬ.

И я счастлив.

Фотография, которая стоит у меня на экране телефона.
А это на экране блокировки.

Спасибо всем, кто всё это время меня поддерживает, помогает словом, делом или деньгами, спасибо вам сердечное, огромное, невероятное, я бы без вас не справился и вас так много, что я уже есть хочу, а не писать этот псалом вам любимым, но я вас всё равно всех помню и обожаю.

<3.

01:31 

Поразительны твои качели.
Очень личный обмен стихами с вдохновляющей на ненависть Ёсими.

Чёртова кукла,
Проклятая марионетка.
Таких ли любят поэты?

Нет.
Поэты любят восхитительных, милых.
Звёздных, прекрасных, исключительных и красивых.
По утрам нежный шёпот и профессиональный минет.
Вечерами немного виски и пошлый корсет.
Пусть поют, как поют сирены.
Пусть рассуждают о музыке и даже моде.
Немножечко можно и о погоде.
Но никогда пусть не говорят об искусстве.
Искусство — только для них, для поэтов.
Только для богов, сопровождаемых музой.
В них горит огонь, в них куётся воля.
В них льются пули из высшей цели.

Вот и к чёрту таких поэтов.
Лучше буду рабочим сбродом.
Пролетариатом.
Быдлом.
Планктоном.
Только бы не причисляться к вам, уроды.

Ты их умнее настолько,
Что глупой не можешь и показаться.
Ты сильнее — в этом нет поводов сомневаться.
Я видел тебя два раза.
Тебя окружала ревность и злоба,
А потом лишь любовь и дорога.
В веснушках я видел, конечно, солнце.
Прославляемое улыбкой.
Нос, и губы, и волосы, уши.
Всё милее другого, и краше, и лучше.
А в глазах — огонь сталелитейного комбината.
Не звёздный костёр чистого неба.
А подводное извержение.
Вулкан, сдвигающий плиты.
Вызывающий цунами.
Цунами движется и угрожает.
Цунами заходит на берег.
Цунами сносит и убивает.
Цунами ничего не жалеет.

А от рук.
Набивших слов стольконесосчитать.
В тонком и тёплом воздухе виднеются нити.
Тонкие, серебристые, мягкие, светлые нити.
Они тянутся туда, ввысь, их на себя наматывают твои руки.
Они пишут.
Они пишут Бога.

22:55 

Бермудский треугольник, часть I.

Поразительны твои качели.
Обмен стихами с восхитительной Гензель.

Есть передачи,
Которых никто не знает.
Для них ничего не значат
Новембер и Чарли.
Для них маяки
Не существуют.
От них диспетчеры
По радио воют.
Воют от тоски,
Слыша их обращения,
Полные скорби и даже смирения.

— Говорит пять два ноль семь, Летучий Голландец.
Нам нужна помощь!
Бизнес-ланчи закончились.
Воду здесь подают исключительно с солью.
Сели на мель.
И приливы сюда тоже не ходят.

— SOS пять два ноль семь игнорировать!
Разносится над волнами.
Но море игнорирует землю.
Оно слышит только его.

— Кукуем за столом уже неделю,
А заказ всё не несут!
Прошу жалобную книгу, —
Со смеху покатывается владелец голоса.

— Понял вас, пять два ноль семь.
Говорит семь семь два два,
Моя Любовь,
Я вытащу вас.
Надо же, думает Пётр Петрович.
Надежды ноль,
А на юморе живут.

— Ждём! — отвечает радостный голос.
Пить хочется, мочи нет.
Питаемся рыбой.
Из чешуи хоть собирай макет.
Меня звать Воланд.
А тебя?

— По-простому, Петя.
— усмехается семь семь два два.
Получил ваши координаты.
Будем через три часа.

— Отлично, семь семь два два.
Ждём.
Прибудете — подадим обед.
Свежее мясо.
И рыбный макет!

А вот сидит Александр Кириллович
На своей рыбацкой шхуне.
Он не рыбак, и не солдат,
И даже не бывший шкипер.
А очень уставший,
Сошедший когда-то свыше,
Ангел-хранитель.
Он тяжело вздыхает
И насылает бурю.
По сравнению с тем, что их ждёт.
Лучше отдать их морю.

19:00 

Фильмы

Поразительны твои качели.
1.) Godfather.
2.) Bande à part.
3.) Kill Bill.
4.) Kill Bill 2.
5.) One Flew Over the Cuckoo's Nest.
6.) Godfather 2.
7.) The Darjeeling Limited (влюблён).
8.) Drive.
9.) Only Lovers Left Alive.
10.) The Hateful Eight.
11.) Дэдпул.
12.) Maltese Falcon (THE STUFF THAT DREAMS ARE MADE OF).
13.) Большой Лебовски (считается, потому что увидел что-то, чего не видел раньше).
14.) V for Vendetta (считается, потому что гештальт).
15.) Pulp Fiction (считается, потому что увидел что-то, чего не видел раньше).
16.) Rosencrantz & Guildenstern are dead (ну а это вовсе как в первый раз посмотрел).
17.) Strangers on a Train.
18.) A Streetcar Named Desire.
запись создана: 03.01.2016 в 02:14

21:57 

Поразительны твои качели.
Speak to me of heroin and speed
Of genocide and suicide, of syphilis and greed
Speak to me the language of love
The language of violence, the language of the heart


На то, чтобы собраться, взять себя в руки и всё-таки послушать самого себя и отправиться к посольству Бельгии, мне понадобилось около четырёх часов. Я успел подумать об этом, увидеть первые новости о том, как к нему приходят с цветами, понять, что там гнездятся журналисты, испугаться, передумать, убедить себя, что я могу сходить завтра, или вообще не ходить, сделать нужное и правильное другим способом, поговорить с мамой и всё-таки понять, что я не прощу себе, если не сделаю этот жест.

Купил четыре жёлтые, господи, что я купил-то, тюльпаны? Кажется, тюльпаны, они выглядели лучше всего. Ни во что заворачивать не стал, почти заблудился, но нашёл посольство по лампам и мужчинам в форме.
Подошёл я к лестницам один. Осторожно положил цветы, расправил их на ступени, положил на них руку и ненадолго закрыл глаза, стараясь игнорировать операторов и репортёров, молчащих, но отчётливо чувствующихся в пространстве рядом.


Эпиграф — песня Полли Джин Харви с альбома миллениума Stories from the City, Stories from the Sea, песни с которого она больше не исполняет, только одну на некоторых концертах.
Этот альбом был создан далёким путешествием по берегам морей, рек и озёр Америки, когда она несколько недель жила в палатке. Альбом рассказывает о том, что ниточки к сердцу всё-таки могут порваться, и что это очень больно, он рассказывает о том, что бог не исполнит обещания тебя защитить, о том, что даже бессмертным нужно оружие, о пути домой, о бесконечной усталости и о том, что в мире попросту слишком многим не хватает любви.

Престижнейшую британскую музыкальную награду, Mercury Prize, за этот альбом ей должны были вручить в сентябре 2001 года. Ровно 11 сентября. В этот день Пи Джей Харви стояла у окон своего номера в отеле, рядом с включённым телевизором, где шла трансляция, и смотрела, как всё, о чём она пела, сбывается. Как город рвётся на части. Как люди лишаются жизни любимых, а затем своей жизни. Как помощи не хватает на всех. Огонь, дым и крики.
Как ей вручают награду за то, что она спела о человеческой боли.

До 2003 года она ещё пела эти песни. А затем перестала. Может быть, поэтому. Может быть, нет. Но она больше не пела о таком ещё десять лет. О тонких лиричных чувствах — да. Но не о настолько всеобъемлющей боли, не о таком сильном страхе, не о таком отчаянии.


У лестницы я молчал и тихо молился. Не то чтобы я что-то произнёс, но я всем сердцем и душой старался почувствовать то, что происходит, соединить все увиденные видео, фотографии, лица, и просто попытаться побыть рядом с теми, кто сегодня там побывал. И кого-то или что-то потерял.
Надолго меня не хватило — на пару глубоких вдохов. Меня начало трясти, и я встал и развернулся, чувствуя холодную воду, оставшуюся на ладони от стеблей цветов.

Путь мне ненавязчиво преградили журналисты, и, пока я переживал себя, задали мне первый вопрос. Я выхватил взглядом девушку, оказавшуюся прямо передо мной, и ответил ей ровно на три вопроса.
Когда она спросила, что я здесь вообще делаю, я сказал, что молюсь только, чтобы экстренные службы работали как можно быстрее и как можно лучше.
Процитировал американского друга, ничего другого мне в голову не пришло. Сказал так, будто они и так не делают всё, что только могут. Сказал так, будто не уважаю запредельно каждого человека в форме. Корю себя за эту формулировку.
Американский друг меня успокоил и помог понять, что эти слова не о качестве помощи, а о том, что сейчас слишком многим нужна помощь. Я же надеюсь, что если это куда-то попадёт, это будет звучать уместно.
Когда она спросила, что я чувствую, я ответил, что страх.
Когда она уточнила, какой и почему, я ответил, что боюсь, что это случится снова, где-то и с кем-то.
Этого ей хватило, и она замолчала. Я, кажется, кивнул и обошёл её, игнорируя оставшихся журналистов, пытавшихся задать мне вопросы. Голос мужчины, на которого я так и не посмотрел, меня чем-то пугал.


А затем, спустя три альбома, полных историй об отношениях людей между собой и о переживаниях брошенных людей, всё в традиции её первых альбомов, она переоделась в белое и чёрное платья, надела перья и выпустила Let England Shake, спев с полным чувством, честностью и храбростью о войне.
Она пела о том, что боится, что Англия уже не будет прежней. Что равнодушие победило. Что Англия увешана мертвецами. Стоя перед премьер-министром. Используя только свою цитру и зацикленный припев Istanbul not Constantinople.
Она пела о горах солдатских трупов, окутанных мухами и гниющих под солнцем, пела радостно, высоко, светло, и рыдала прямо на сцене. Это видели все и каждый, это слышал каждый, вся группа знала, что она плачет, но её голос не сбился. Чувства, которые она переживала, разрывали эту песню и рвали душу на клочки у каждого, кто видел, и она продолжала петь, потому что не имела права остановиться.
Она спела о том, что земля вспахана маршами и танками, засеяна трупами, а плоды её — искалеченные и осиротевшие дети.
Она пела о том, что все потеряли на войне друзей.
О том, что смерть now and now and now. Что она повсюду.
Что то, почему всё это происходит — недоступный ни одному мужчине, ни одной женщине секрет.
И о тьме. Вечной, страшной тьме. Смерти.

И даже о горящих городах, из которых в ужасе бегут их старые жители, она пела солнечно и звонко, потому что ненавидит, когда маршами превозносят войну и празднуют её.
Она написала и спела целый альбом, два года не прикасаясь к музыке и выбирая только текст, она десятки лет искала правильные слова, и когда нашла их, то не стала молчать.

Боуи спрашивал: How many people lie instead of talking tall?
На одного меньше.



Когда я отходил от посольства, меня трясло. Я шёл, а моё тело содрогалось так, что я едва успевал поставить ногу, чтобы не упасть. И понимал, что сквозь дневной страх, вечернюю поездку, волнение у ступеней, журналистов и преодоление этого страха я сделал нечто маленькое, но почему-то правильное.
А ещё я понимал, что я чувствую себя собой. Что автопилот исчез. Что я сам сделал всё. До конца. Что я боялся, но сделал, сказал и положил цветы. Впервые с приезда я полностью в себе.


А теперь она выпускает альбом под заглавием, которое означает проект восстановления социальных, муниципальных жилых кварталов и районов, в котором взятые на это самое восстановление гранты оправдывались лишь одним из четырёх направлений: разрушением.
Hope Six Demolition Project — рассказ о том, как ради денег сносились целые районы, чьи жители изгонялись из домов военной полицией. Как лишь 12% малоимущего населения, ради которых эти кварталы существуют, получили новые дома по этой программе.
Как исчезло домов на несколько десятков миллионов долларов, на пару десятков страниц грантов на один только demolition.
Вики-страница и официальный сайт проекта довольно красноречив, поищите.

А первая песня, The Community of Hope, рассказывает об одноимённых кварталах социальной помощи, об огромном проекте помощи малоимущим, больным, притесняемым слоям населения, о психбольницах, где теперь размещается отдел министерства социальной поддержки, о разрушенных церквях, памятниках, статуях, о том, как Америка уничтожает ради выгоды своё собственное прошлое, чтобы поставить на месте того, что помогало людям, новые дорогие дома, оправдать грант на разрушение и построить на пустых местах новый Воллмарт.

А в The Wheel она начинает прямо цитировать следующие цифры:
28000. An oft-repeated statistic about US gun deaths between 2002 and 2012.
8000. A reference to the collection of 2,000-3,000 photographs which have covered the fence around the Government Building in Kosovo since 1999. The subjects are ethnic Albanians who disappeared during the 1999 Kosovo war – presumed to have been systematically massacred by Serbian nationalists. The photographs are there to pressure the government into revealing where the missing are, as well as serving as a tribute. Family members often leave flowers there.

And watch them fade out, повторяет она.
And watch them fade out
And watch them fade out.

Вы хотите найти человека, который не побоится говорить о терактах, войнах, бедах, который не ограничится соболезнованиями, который попытается что-то сделать, который попытается что-то изменить, который знает, что это такое, который переживает, слушает, видит и говорит о том, что видит, ничего не скрывая, никого не боясь и не пытаясь чего-то достичь и с чем-то бороться, а просто желая сделать мир лучше?

Обратите внимание на новый альбом певицы, называющей себя PJ Harvey.

20:53 

Поразительны твои качели.
22.03.2016 в 21:58
Пишет Noordkrone:



в такие моменты невольно думаешь, что кто бы не смотрел на нас сверху - с Марса, с облаков, с орбиты или с других всевозможных недосягаемых высот, - ему не всегда грустно. Иногда мы ему совершенно точно нравимся.

URL записи

21:10 

Поразительны твои качели.
Я слышал, что он ездил в деревню, что ездил домой, узнал, что у него ночует брат, и решил задать вопрос:
— У тебя большая семья?
Пауза, поворот руля, машина разворачивается на месте так, что меня на переднем сидении чуть не бьёт головой о боковую дверь.
— Да. Очень. Нас одиннадцать.
— Сколько у тебя братьев и сестёр получается?
— Шесть братьев и четыре сестры, — пауза. — Было.
— Было? — не включаю я мозги вовремя.
— Да. Несчастный случай. Отравление газом.
— Сочувствую, — я бормочу, но музыка из плеера меня заглушает. Молчим, пока он не предлагает послушать ещё песню на его плеере.

А я не могу забыть об этом.

Прощаемся.
— Спасибо, удачи. И... сочувствую о несчастном случае.
— Спасибо. Да ладно. Бог дал, Бог взял. Это было давно. И это лучше, чем если бы они умерли по глупости, от наркотиков. В младенческом возрасте все ангелы.
— Младенческом? — чувствую, как с моего лица сходит цвет.
— Ну, до семи лет.
Молчу.
— Это лучше, чем от наркотиков.

Смеётся:
— Увидимся. Пока.
— Пока.




Менеджменту ресурсов меня учили видеоигры. Особенно Hand of Fate и Darkest Dungeon в этом поучаствовали.
Самое важное, в любом случае, ВСЕГДА: еда и жизненно важные/необходимые вещи: факел, щиты, какие-то штуки, без которых ты не выживешь в конкретной игре.
Второе по важности формулируется примерно так: истории дороже денег. Сюжет дороже денег. Внезапность дороже денег. Развитие дороже денег.

Сегодня я узрел, что это живёт во мне и в жизни. Я предложил своему коллеге по работе, повару (я бармен) подкинуть меня до дома, когда я бы заплатил за бензин. Я работал с ним полтора месяца, мы имели примерное мнение о плейлистах друг друга, об увлечениях друг друга и просто перекидывались вполне дружелюбными словечками и шутками. Я решил, что ещё не имею ачивки заплатить кому-то за бензин, и восполнить это таким образом казалось мне хорошей идеей. Сотня рублей за ачивку — пф, всего лишь.

Но получил я неожиданно больше.

А ещё он слушает музыку из колонок в машине даже на большей громкости, чем я. И водит задорно.

22:58 

Книги

Поразительны твои качели.
НАКОНЕЦ-ТО ЭТОТ ПОСТ

1.) Гроздья Гнева.

2.) Трилогия «Первый закон».

Блядский Джо.

Полный отчёт позже, но книга заебись.
запись создана: 20.01.2016 в 21:03

21:16 

Поразительны твои качели.
Комментарий кое-куда, который вынесу-ка я в отдельный пост.

Всё время
этому учусь, изо дня в день. Если у тебя беда, если ты в нужде, если
тебя обидели - иди к беднякам. Только они и помогут, больше никто. Дверь
за ней захлопнулась. (с)

Я здесь затем, чтобы рассказать, что доставать последнюю банку яблочного варенья для кого-то — лучшее, что можно с ней сделать. Чтобы рассказать, каково может быть делиться последним.

Порой я открывал в прошлом холодильник, абсолютно пустой холодильник, без еды, без сладкого, с кончающимся хлебом, с отсутствующими напитками или соусами, и у меня в глазах вставали слёзы. Я хотел есть. Я хотел вкусного. Я хотел сладкого. Но его не было, не было вообще ничего, и от осознания того, что это потому, что нет денег, что сейчас мы бедны, я хотел плакать.

Я не плакал.

Я ничто так не ценю, как возможность покормить другого человека и быть им накормленным. Я ничто так не люблю, как разделить с кем-то трапезу, приготовить кому-то ужин, купить кому-то что-то в магазине, найти для человека его любимую еду, порадовать его не только теплом твоего внимания, но теплом в его животе. Я знаю, что это такое — согреваться вкусным завтраком, чувствовать в себе силу и энергию от завтрака с мясом, чаем, овощами и фруктами. Хороший ужин способен спасти самый ужасный день. Хороший завтрак способен сделать воином на весь день. Хороший обед не заменит ничто.

Я научился ценить еду. Я научился ценить сладкое. Я научился ценить возможность что-то купить, что-то съесть, кого-то угостить, с кем-то разделить обед. Я очень люблю, когда меня беззаветно кормят без моих просьб.

И порой я прихожу домой и приношу сладость, которая нравится и мне, и маме. Но я знаю, что я могу выстоять без этой сладости. Я знаю, что мама устала и радуется тому, что я хожу на работу, но мало что обрадует её так, как любимая сладость утром.

Я знаю, как важна еда. Я пытаюсь рассказывать это всеми способами. И я не знаю лучшего способа это сделать, чем накормить человека едой, приготовленной своими руками. Ничто другое не радует так.

И я знаю, что разделить с кем-то любимым последнее вкусное — это одно из самых больших чудес.

22:24 

Поразительны твои качели.
В этом году особенно остро начал проявляться мой гедонизм или, может быть, вернее будет эпикурейство?

Проявляется оно не только в стремлении к комфорту и нежной жизни, но вообще в том, что каждое движение и каждое действие вдруг наполняется для меня своим неповторимым удовольствием, становится ритуалом, важным и приятным самим по себе.

Ты открываешь сумку, ставишь обувь сушиться, носки кладёшь в тазик для стирки, раздеваешься, надеваешь домашние штаны и кофточку, ставишь плеер, телефон, наушники и читалку на зарядку, включаешь компьютер, включаешь чайник, разбираешь пакет с едой и с пончиками.

И во всём находишь для себя какое-то особенное удовольствие, одновременно занимающее внимание и силы, и одновременно дающее их тебе, дающее тебе возможность пережить этот момент со вкусом.

Чётко это прослеживается в любой готовке любой еды, когда очень много действий, и без заморочек ритуальных, а тут ещё я, с любовью к еде, ножам и прочему.

На это не требуется очень много времени, просто восприятие меняется, я словно начинаю плыть с закрытыми глазами и улыбаться, я расслаблен и полон сил. Каждое действие — наслаждение, и любить жизнь очень легко.

Когда сегодня я обнаружил, что несколько дней это было монотонным и выматывало, и я не получал удовольствия, и всё стало просто "это, сука, нужно сделать, иначе утром ты себя проклянёшь и заебёшься", то тут же вернулся в своё гедонистическое состояние, и понял, что мне это, оказывается, серьёзно помогает выживать.

И пусть дальше помогает.

11:25 

Поразительны твои качели.
Из-за Рейнхарда двинулся и собрал ВОТ ЭТО ВОТ, сам знать не хочу и не готов пока писать пост на тему того, какой именно ад творится по истории этого плейлиста, но пусть лежит здесь как напоминание, он заебись.

читать дальше

21:21 

Альва

Поразительны твои качели.
Кем нужно быть?
Во что нужно верить?
Какую физику изучать?
Чтобы думать, будто то,
Что мы встретились глазами
И словами,
И лицами,
И улыбками,
В самом деле
Всего-навсего какая-то нелепая случайность,
И нам не было предрешено
Испытывать ту краткую (по меркам вселенной) радость
И счастье, и даже
Интимность
Добрых слов от незнакомцев
Друг другу.
Что мы не должны были
Друг в друга
Невинно и мимолётно,
Время от времени,
Влюбляться?
И постоянно
Друг друга
Любить.

17:34 

Поразительны твои качели.
Название вам нужно придумать, если что. А то мне это было непонятно.

23.01.2016 в 18:05
Пишет Ёсими:

фмоб
Хочу флэшмоб про истории.

В комментариях можно оставить названия несуществующих а) сериала; б) фильма; в) книги. А я расскажу вам, о чём они.

URL записи

22:02 

Поразительны твои качели.
20.01.2016 в 23:49
Пишет rockatansky:

Конец света без тормозов. Кит умер, черепаха уползла.


Итак, это было большое дело, и мы его наконец-то закончили.
Напечатанный журнал — сто экземпляров, не шутки шутить — должен ещё пахнуть тёплой типографией, но почему-то не пахнет.
Внутри бумага тоненькая, книжная, буквы просвечивают с другой стороны, от этого накатывает странное чувство (почти восторг).

Вот, по ссылке ниже можно читать:
Тонкий литературный журнал "Кит Умер", номер третий с конца

Сделали мы его впятером; четверо писали тексты — а Света делала рисунки и каллиграфию.
Наверное, не совру, если скажу, что делали на одном дыхании. Боялись: дыхания не хватит до конца, но вот же — хватило.
Поэтому и тексты здесь почти только наши; а что не наше, то подписано.

Если я правильно понимаю, идея мёртвого кита пришла в голову Ивану. И оставалась абстракцией вплоть до прошлой пятницы.
Идея эта заключается в следующем: мир стоит на трёх китах. Когда кит умирает, земной диск накреняется.
Когда умирают три кита, наступает конец света.
Да, это журнал про конец света.
Второй и первый номера только предстоят; а чтобы их сделать, надо завлечь в свои сети как можно больше людей. Нельзя же делать приличный журнал вчетвером, я вас умоляю.
Теперь придётся делать какую-то презентацию, наверное; танцевать с бубном. Не знаю. Никому не хочется его показывать: а только спрятать и читать тихонечко.

Больше всего мне нравится пьеса, которую мы (ладно, не совсем мы — Иван) придумали в качестве связующего раствора для стихов и прозы. Чтобы был нарратив.
Там два героя; рефлексирующий белогвардейский Татарин и чуть менее рефлексирующий, но такой же потерянный товарищ Ежи. И вот они говорят о литературе и конце света.

Я тут подумала: теперь мне есть с кем говорить о литературе. С ума сойти.

URL записи

21:29 

Поразительны твои качели.
23:15 

Поразительны твои качели.
А Рейнхард прав, прописанный список целей на год не помешает про чудо тоже прав.

1.) Переезд в Москву, снять квартиру. Так или иначе, покинуть Екатеринбург.
2.) Написаный и изданный роман.
3.) Обеспечить себя деньгами in any way. Так, чтобы хватало на жильё, еду, одежду и развлечения без всяких уточнений. Работой, не работой — неважно.
4.) Увидеть всех, кого я хотел весь ЭТОТ год увидеть.
5.) Зарядка. Держать себя в форме. Опционально — любые единоборства крав мага. Хотел вынести не опционально, но тут вступают проблемы со здоровьем.
6.) Which reminds me. Два раза посетить стоматолога по профилактике, проверить все прививки, не забывать про невролога, держать себя в форме, никогда не забывать брать с собой зубную щётку и зубную нить.
7.) Заняться химией/физикой/математикой. Самому или с учителем.
8.) Сыграть хоть что-нибудь на саксофоне. Исполнить обещания Сестре и Финику. Заняться музыкой, в общем. Самому или с учителем!
9.) Прочитать, давайте так, не меньше сотни книг. Для начала завести аккаунт на LiveLib.
10.) Посмотреть не меньше сотни фильмов, начать с того моего гигантского списка в закладках. Можно даже аккаунт на Кинопоиске завести наконец. Не знаю, что мне мешает это делать и просто смотреть новые фильмы, но я заставлю себя это исправить, заебало уже.
11.) Приготовить кому-нибудь завтрак в постель так, чтобы этому кому-нибудь это понравилось.
12.) Ты сейчас этого хочешь, Вейлар, а значит пора исполнять свои собственные желания, не пользуясь никакими отговорками. Не забывай напоминать себе о том, что это тебе же и нужно, и пользоваться всеми же первыми возможностями, ты проебал их достаточно.

UPD:
13.) Концерт и книга Пи Джей Харви.

18:10 

Поразительны твои качели.
Дайри-магия, все дела, мне сейчас она нужна.

UPD: Спасибо вам!
Тест-драйв на неделю, всё выглядит pretty, и, кажется, я им серьёзно понравился, несмотря на мои профессиональные недостатки. Завтра же иду на первый день.

UPD2: делаю это своим блогом о работе и об отношении к работе.
Дропаю этот вариант. Он очень милый и лёгкий для того, кто умеет отключать свой разум от реальности и получать 15000 в месяц + 15% от продажи за повторение максимально бессмысленных действий.
Определился: мне нужно работать с живыми людьми, там, где я буду получать от этого много эмоций и много впечатлений. Мне нужно работать не только чтобы иметь деньги, но и чтобы продвигаться вперёд в своём творчестве, которое я всё ещё полагаю важнее всего остального.

Едва мама уточнила, что я дропнул то, что нашёл, и ищу другое, она жутко расстроилась и разозлилась. Насколько мне не хочется быть оцениваемым по тому, сижу я восемь часов в офисе или не сижу — передать сложно.
запись создана: 21.12.2015 в 12:44

Вопрос: Вейлар получит завтра классную работу!
1. Конечно, получит. 
17  (100%)
Всего: 17
18:09 

Поразительны твои качели.
23.12.2015 в 19:53
Пишет Tiresias:

Мне нужен фик, в котором Ганнибал носит под своими костюмами женское бельё о__о
Ну как женское... Смотрим:



смотреть

URL записи

16:21 

Поразительны твои качели.
Он роняет щётку в раковину, опирается на неё руками и смотрит в зеркало.
Он понимает, что не помнит ни единой цифры. Сколько сейчас времени. Какой сейчас день. Сколько ему лет. Сколько он зарабатывает. Сколько у него друзей. Сколько их было.
На упаковке написано «три тысячи щетинок». Цвет почему-то жёлтый. А глаза - красные. А лицо - серое.
Во сколько ему на работу. Какой долг по кредиту. Сколько дней осталось до зарплаты. В каком сочетании он пьёт джин с тоником.
Сине-зелёный. А кредитная карта красная. Банк тоже красный.
Сколько стоит УЗИ грудной клетки. Как много таблеток в день. Сколько дней до конца курса. Когда следующий приём.
А машина чёрная. А холодильник белый.
При какой температуре готовится медиум рэйр. Сколько кубиков льда он добавляет в виски. Какой температуры должна быть вода для бритья.
Он смотрит в зеркало. В зеркале отражается молодость и даже сила, в глазах видна какая-то мечта и надежда.
Сколько стоит билет до Ямайки? Как долго ехать до аэропорта? Сколько у меня чемоданов?
В зеркале отражается небольшая усталость. Отражаются одинокие мечты о чужой любви. Целоваться отброшено безнадежно.
А розы - чёрные. А могилы - серые. А небо - красное.
Он выключает воду в кране и выдыхает, радуясь наступившей тишине. Звонит будильник. Восемь, ровно.
Он включает воду и дочищает тридцать второй зуб.

Интеллектуальная нетерпеливость

главная