• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:04 

Флешмоб.

Поразительны твои качели.
Десять фактов, бла-бла-бла, это Ёсими виновата.

Арчер

Музыка

Алкоголь

Фантастика

Девушки

Семья

Сериалы

Путешествия

Страх

Религия

Стыд
запись создана: 23.03.2015 в 22:42

02:46 

Мне бы только не роман писать.

Поразительны твои качели.
Мои рассказы о любви к людям встречают две реакции: "это похоже на христианскую любовь" и "я так не могу".

С первым я частично согласен, почти идеально описывает мои эмоции по этому поводу молитва святого Франциска. Я не согласен с частями про примирение, потому что не вмешиваюсь в чужую жизнь, обретение и прощение, но в целом она довольно точно соотносится с тем, что я пытаюсь сделать для окружающих людей. Поддержать. Помочь. Вселить веру, надежду, радость. Каким-то образом дать понять, что не всё кончено, не всё ещё потеряно, что многое можно изменить. Если бы у меня были деньги, я бы делал всё, что могу, чтобы эти люди могли отдохнуть. Мои потребности и проблемы по сравнению с тем же самым у других людей кажутся мне, мягко говоря, незначительными. Я делаю то, что у меня получается лучше всего, - люблю. И пишу.
Люблю всех и каждого. Для меня единственным вопросом стоит что-то вроде "а как же, например, насильники?" И я сам не уверен в ответе на свой вопрос. Относительно недальновидных поступков я всегда могу сказать "посмотрите, с каким вдохновением они разрушают сами себя! Сколько сил они вкладывают в то, что считают верным!" Это действительно не может меня не восхищать. А насильники. Не знаю, почему, но я действительно стараюсь любить и их. Их куда сложнее любить, чем убийц или мародёров, да, давайте делить зло на меньшее и большее, но, тем не менее, я стараюсь. Возможно, потому, что мечтаю собой, своей любовью и своим творчеством изменить мир достаточно, чтобы люди не становились ими. Чтобы они не кончали жизнь самоубийством. Чтобы они не разрушали себя. Чтобы они не вламывались в чужие жизни.
Я никого не отговариваю, никому не даю советов, никого не учу жизни. Я только делаю то, что могу, то, что зависит от меня - говорю вещи, которые могут помочь людям. И не то чтобы я умел утешать. Нет, я не знаю, что делать в очень многих случаях. Но в каких-то случаях - знаю прекрасно.
Почему я, допустим, не волонтёр? Потому что это, вот смешно, не кажется мне стоящим того. Возможно, потому, что я боюсь такого труда и боюсь себе в этом признаться. Возможно, потому, что эффективным я считаю не раздавать еду или ходить на пикеты (кстати, на раздачу еды ещё надо попасть волонтёром), а вкладывать столько денег в помощь людям, сколько ты можешь. Туда, где твой вклад гарантировал бы хоть какую-то помощь кому-либо.

И всё это становится возможным благодаря тем людям, что окружают меня. Той любви, которую я могу вдыхать в них, наблюдая за ними, разговаривая с ними, предлагая им помощь и в очередной раз формулируя просьбу о помощи к ним. О, мои друзья много для меня делают, включая займы, общий долг которых составляет, наверное, тысяч пять сейчас, еду и терпение в разговорах со мной. И это всё мне уже кажется куда большей любовью, чем я делаю и чем я заслуживаю. Как бы я сам себя ни любил, я каждый раз искренне удивляюсь, когда дорогие для меня люди что-то для меня делают. Я могу без зазрения совести пользоваться симпатиями чужих мне людей, что очень смешно, я регулярно прошу подарить мне что-нибудь и у самых близких, и у чужих, но когда мне всё же делают подарок, когда меня выслушивают и пытаются помочь, когда со мной делятся едой, я удивляюсь. Удивляюсь и преисполняюсь немыслимой благодарности ко всем этим людям.

Я думаю об этом и понимаю, что нет, мне не стыдно. Всё же в меня закладывались определённые вещи культурой, которые заставляют меня задумываться, а правильно ли я поступаю. Но мне всё равно, и я понимаю, что во всём этом достаточно ярко проявляюсь я сам - берущий в долг, изредка возвращающий (правда!) его часть, вечно голодный, но всегда готовый дать деньги, когда они у меня есть, покормить, выслушать в свою очередь и сделать подарок.

В моей жизни был момент, когда я предал любимого человека и рассказал его тайну. Это было ужасно, и больше я так никогда не делаю.
Было и так, что я предал любимого человека, оставив его одного. Оставив его без своей помощи. Несмотря на все нюансы ситуации и то, что я виноватым себя не чувствую, я признаю, что поступил как самый последний мудак тогда.

К чему это всё? Спасибо.

Спасибо, Фет! Фет - мой хороший друг, и он, что важно, мужского пола, а то я лет до восемнадцати страдал, что у меня ни одного настоящего друга-парня. А как же сила братанов? В общем, я уже говорил о том, что во мне заложены вещи.
Фет - такой друг, о котором я, наверное, и мечтал всё это время. Фет может научить меня играть на гитаре. Фет меня терпит. Фет меня кормит и даёт мне деньги на такси. Фет оставляет меня ночевать, радостно со мной обнимается и видел меня почти голым.
Боже, Фет, да мы же пара!
Короче, Фет - просто изумительный друг, и он один из моих лучших друзей. Он прекрасный человек, и я никогда не стану обвинять его в излишней заносчивости (хотя обвинял!), потому что будь вокруг вас такая же сфера одиночества, как вокруг него, вы бы тоже никого, кроме себя, не видели.

Ева - вообще одна из лучших людей, которых я мог бы пожелать видеть в своей жизни. То, что я знаком с ней, то, что я дружу с ней, должно считаться редкой честью, выдаваемой за выдающиеся заслуги перед Ирландией. Я вот сегодня цитатку увидел, она кайнда подойдёт.
Где я еще найду благородную леди, которая будет поить меня кофе бесплатно, угощать всякими десертами, выслушивать абсолютно все, что придет мне в голову, временами называть меня негодяем и идиотом, шипеть на меня, хвалить меня... и при этом ни капли, ни на грамм не влюбляться?
Софья Ролдугина. "Искусство и кофе".
Спасибо, друг.

А с Фиником я не виделся уже, наверное, даже не полгода, а год, а всё равно думаю о ней каждый день. И почему-то увидеться не получается ну никак, но всё равно мы рады друг другу при случайных звонках и письмах. Мы обнимаемся, увидевшись на улице, мы всегда можем попросить друг друга о помощи, мы всегда можем быть уверены, что получим её.
Это такой человек, который способен всегда спустить меня с небес на землю, но не убийственным цинизмом, а самой собой. Не потому что она такая, а потому, что мозги прочищаются от этого общения очень хорошо. И это тоже такой друг, которого я всегда хотел. Прекрасный. Спасибо.

А У БРОДЯГИ НОВЫЙ ЛУЧШИЙ ДРУГ.
Шучу, конечно. Хотя Бродяга всё равно ответит на эту сентенцию. Бродяга - это инженер, ролевик, писатель, кулинар, гейм-дизайнер по мелочи, организатор фестивалей и вообще интереснейший человек, который иногда показывает своё прекрасное эмоциональное лицо, но обычно он сохраняет самый невозмутимый вид и руководствуется рациональными доводами, пока не наступит Час Х, и он не начнёт ходить по тратуарам, поливая их кровью из разрезанных вен, хахахаххахахаха.
Спасибо. Ты очень много сделал для меня.

Сестра. Никому не скажу, кто это, Фет пытался угадать, да всё равно не угадает. Сестра - это человек, имеющий примерно 30% акций в компании "Вейлар" на сегодняшний день, потому что она сделала очень много того, что превратило меня в того, кого я есть. И она продолжает оставаться человеком умным, влиятельным, обаятельным, стильным и просто любимым. Такого друга вы нигде не найдёте. Кстати, она предпочитает кормить скорее мой разум, чем меня самого, и за это я особенно её ценю. Люблю. Спасибо.

ХакЗул! Человек, о котором я знаю настолько же мало, насколько много, которого очень люблю и с которым всегда готов поделиться самым дорогим. Кто бы знал, что с Хаком я пройду столько лет, обсуждая самые разные вещи, музыку, игры, глубокие темы, плача от историй, которые он рассказывает и разделяя с ним эти истории! Один из самых неожиданных моих друзей, самых милых, и я его очень люблю, что бы я ему ни говорил. Потому что Хак не только умный и красивый, но ещё и очень мудрый.
Спасибо тебе за все эти разговоры.

Рейнхард! А ты - некий эталон, того, как нужно делать некоторые вещи. Я даже не сформулирую точно, каких. Целеполагающих и жизнеопределяющих. То, что ты в определённые моменты писал и говорил, мне очень помогло. К тому же, ты стильный, ты и так знаешь.
И делишься очень крутыми вещами.
Достигать мечты, сколько бы времени это ни заняло, например, вот!
Люблю тебя. Спасибо.



И есть ещё одна история о человеке, после знакомства с которым я был готов к тому, чтобы начать любить всех людей. Потому что никогда и ни к кому я так больше не относился сразу. Беззаветно любя. Прощая всё. Запомнив каждый момент личной встречи с этим человеком.
Я пообещал никогда не рассказывать, кто этот человек, но я расскажу историю о нём.
Это была прекрасная девушка, с которой я познакомился, сформулируем это так, через интернет, и общался пару лет. От неё у меня привычка показывать людям посты из сообщества поиска и кидать их, если совпадают города. От неё у меня привычка делиться песнями иногда не ссылками, а названием группы-композиции. Она как-то сыграла для меня Oasis - Wanderwall и записала это на камеру. Она всегда советовала мне самое лучшее. Она всегда помогала мне. Она любила меня, как старшая. Я любил её.
Она показала мне серию Rainy Dance и вообще HIMYM.
И через эти несколько лет мы договорились встретиться в Москве. Но со мной созванивалась не она сама, а её девушка, и объясняла, как нас найти.
Я увидел их через дорогу. У них был жёлтый зонтик.
Ни к кому я так не бежал больше. Ни на кого так не прыгал от счастья. Никого не любил так беззаветно.
Эта девушка была мальчиком. Вот где-то тогда для меня и стёрлась эта грань. Я даже не прощал этого. Я это мгновенно принял. Как и всё вообще в нём. Так я любил этого человека.
А потом он учил меня пить текилу, мы искали с ними USB-ТАРДИС и исключительно прекрасно проводили время.

На самом деле, несмотря на то, что мне кажется, что я люблю людей меньше, что я страдаю от раздражения и ненависти, я не могу не любить людей после таких знакомств. Не только этих. Всех. И каждого.

00:30 

Поразительны твои качели.
Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош. Я недостаточно хорош.

И очень устал об этом думать лЛ

19:31 

Поразительны твои качели.
Вокруг себя я не встречал людей, чей характер поведения и настроение менялось бы так же быстро, как у меня самого. Я, вероятно, попросту не знаю об этом, и правильней было бы сказать "не встречал людей, которые бы так стабильно транслировали своё состояние в окружающее пространство", но одно обуславливает другое.

Течение моих мыслей, мои решения, позиции и принципы изменяются под влиянием моего настроения так сильно, словно я свапаю супергеройскую форму. Где и в какой из этих форм я прав - вопрос для меня каждый раз неразрешимый, и мне остаётся только благодарить Вейлара-прошлого-года за то, что он обозначил мне одну конкретную идеальную линию, следование которой позволяет мне постоянно развиваться, а в сложных ситуациях - выбирать наиболее разумный путь и стабилизировать своё состояние.

Только на данный момент эта линия осталась фундаментом и внешним фоном, а всё, что между этим, является текучим хаосом, плавящимся и пузырящимся. И в каждый момент я могу себе доказать, что я прав, так же легко, как и обратное, что нисколько не облегчает моего существования.
Все мои решения мне приходится принимать настолько самостоятельно, насколько возможно, потому что плюсы и минусы легко превращаются друг в друга под влиянием аргументов, одинаково зависимых от логики, выгоды и чувств. Или я начинаю бесконечно спорить с собой, доказываю каждую из точек зрения поочерёдно, или я выбираю. И опереться не на что. Уж точно не на мнение близких людей. Я их всегда внимательно слушаю и принимаю во внимание их аргументы, всегда, к счастью, отличающиеся от моих, но в конце концов решение принимаю я.

И когда каждое новое решение является последствием неконтролируемых мною состояний и эмоций, начинается полнейший внутренний пиздец.

Довольно большую часть времени моя голова пуста. Там не идёт мысленного процесса. То, что я называю "подумать", является процессом долгим и занимающим очень много времени. Тем, на чём нужно сосредотачиваться. Большую часть времени в моей голове идёт анализ окружающего пространства без каких-либо словесных комментариев, в течение которых я принимаю те или иные решения о своём поведении. Решения, касающиеся чего угодно, кроме моих близких, я принимаю мгновенно. Всё, что есть в моей голове, складывается в картину и ответ сразу, без обоснований. И даже если я всё обдумаю, я понимаю, что данное решение было абсолютно верным.
То же, что касается моих романов, моих друзей и, хм, моих историй, занимает у меня серьёзный мыслительный процесс. Точнее, я начинаю внутренний диалог.

И мне кажется, что это ненормально, что он идёт не всегда и даже очень редко. Иногда он прерывает меня, когда я читаю. Он всегда включается, когда я обдумываю что-то, что касается принятых решений. Я его начинаю, когда подбираю аргументы к уже принятому решению, чтобы понять, что я всё делаю правильно.
А в остальное время он... пассивный. Не реакционный, но немыслимо быстрый. В моей голове пролетает огромное количество мыслей, на основе которых я сразу же редактирую своё поведение. И мне хватает силы воли, чтобы изменить его в любую сторону, но усиленная раздражительность моих последних дней обычно имеет мощное влияние, и потому решения я принимаю те, что вредят моим отношениям с людьми.

И чёрт бы с ними, это вообще не проблема, потому что её всегда можно решить.
Но я задумываюсь - а это нормально? Или я глупею? Или, наоборот, я достаточно умён, и потому мои реакции столь быстры?

21:10 

Поразительны твои качели.
24.02.2015 в 21:44
Пишет not a cookie:

Кто умудрился ещё не подписать петицию против запрета бесплатных абортов, исправьтесь пожалуйста.
А то законопроект ещё не вступил в силу и вообще, кажется, только в стадии подготовки, однако прецеденты отказа от проведения бесплатных абортов уже имеются.

URL записи

19:36 

Поразительны твои качели.
В момент, когда я понял, что больше не чувствую любви at all ни к одному человеку, мне за одну песню помогла вспомнить, зачем это всё, Аманда Палмер.

Чувство голода не заглушалось уже вообще ничем, не конкретного голода до еды, людей, секса или чего бы ни было, а Голода, как такового. Чувствуя, что мне чего-то не хватает, я искал это во всём и во всех подряд, тут же бросал каждую первую теорию, не находя в ней ответа, и продолжал. Рос Голод, росло моё раздражение, росла моя усталость. Люди, игры, работа, поиск работы, текст, поиск работы, работа, игры, люди. Я всё меньше и меньше начинал себя контролировать, раз за разом позволяя то, от чего давно избавился, и вспоминания старые-добрые инфантильные дни, когда я портил настроение всем вокруг, не желая чувствовать чужого счастья. Сознательная часть меня могла с этим бороться и пыталась что-то сделать, но едва ли её усилия увенчались настоящим успехом. Это можно было задержать, но только до того момента, когда я подумал, что не знаю, зачем мне вставать по утрам, и осознал, что вот теперь я влип по-крупному. К тому же моменту до меня дошло, что я не чувствую любви к людям. Ни к одному. Мне хочется их злить, мне хочется их провоцировать, хочется их обижать и подначивать. Все те разумные, добрые, терпеливые и высокосознательные мотивации, внутренние структуры и наставления пошли к чёрту только потому, что всё это держалось на простой мысли о любви к людям и самом этом чувстве.

Кроме дрожащей души и четырёх минут сердца, бьющегося в такт песне, я заплатил за это полным нежеланием получать чужую любовь на данный момент. Думая, что мне поможет больше внимания и любви со стороны, что это восполнит мои внутренние ресурсы, я скатился по наклонной на несколько лет назад в собственном развитии, и теперь мне стоит сокрушаться по этому поводу и больше так не делать.
С восстановлением любви к людям после песни чудесной женщины пропала нелюбовь к чужому счастью, пропало желание вредить, пропало это ужасное состояние пустоты, снова появились силы и желание творить (читай - писать), но теперь я не хочу абсолютно никого в моём личном пространстве, кто пытался бы показать мне, как любит меня, чем-то кроме еды, денег и интересных/полезных вещей.

20:32 

Поразительны твои качели.
21:00 

Поразительны твои качели.
12.02.2015 в 13:09
Пишет not a cookie:

Наткнулась на очередное обсуждение «Единорога». Все мои любимые комментарии. Привожу дословно:

«почитала немного. большинство постов от учащихся школ. обычный подростковый максимализм..»

«Я уже несколько месяцев подписана и че то там теперь одни школьницы и их конфликты с родителями, есть такие истории где вообще не понятно при чем тут сексизм. Страшного хватает, но и поржать иногда получается)»

«Это какая-то нездоровая тенденция, я и не думала, что среди подростков такое большое количество феминисток в самом плохом понимании этого слова. Среди моей возрастной группы и в помине не было всего этого в 14 лет! Что из них вырастет?»

а) Ваши проблемы недостаточно серьёзны для меня
б) Паблик скатился в говно! Я хочу, чтобы мне было плохо и страшно, иначе это хуйня, а не сексизм. Как мне как-то написали,
ты рассказал мне просто правду
а я ужасную хочу
такую чтобы обосраться
завыть забиться захрипеть
в) И, моё любимое: у девочек-подростков хуёвые проблемы, мне не нравится, и решают они их хуёво, и реагируют они несоразмерно.
Блядь, девочек-подростков и так клюёт кто можно и кто нельзя. Есть прямо-таки целое место, где люди собираются в большие стаи и обсуждают, как отвратительны девочки-подростки. Интернет называется. И вот когда кто-то из этих малявок смеет высказаться о том, что им не нравится, вместо того, чтобы страдать в одиночестве, поднимается шитсторм: как они посмели беспокоить моё высочество своими дурацкими проблемами?
«феминистки в самом плохом понимании этого слова» — это девочки, трепетно относящиеся к своим личным границам и не терпящие давления (которое на них идёт со всех возможных сторон). Да-да, в ваше время такого не было, а ещё трава зеленее и колбаса лучше; ну и молодёжь пошла нынче... Что из них вырастет? Надеюсь — поколение очень крутых феминисток, которые будут защищать друг друга вместо того, чтобы обсуждать незначительность описываемых проблем и обливать друг друга дерьмом, как это пытается сейчас делать автор комментария.

Про это всё я как-то даже писала админку.

А вообще, недавно на тамблере был пост о том, что, собственно, тамблер можно критиковать за очень и очень большое количество вещей. Но он вырастил поколение тех самых девочек-подростков, которые яростно охраняют интересы друг друга, сестринство, собственную неприкосновенность, право на своё тело, на свою жизнь.
И я буду до крови за них биться.
Потому что нельзя, чтобы первый половой акт был, когда тебя напоили до бессознания и трахнули. Нельзя, чтобы кто угодно подходил и рассказывал, что у тебя не так с внешностью и поведением (атата зелёные волосы и слишком быстро бежишь тыжидевочка). Нельзя, чтобы за тебя решалось то, как ты распоряжаешься своим телом и своей жизнью.
Поэтому отъебитесь от девочек-подростков и засуньте своё мнение поглубже. И проверните до упора.

Феминизм — это не преступление, суки!

URL записи

21:08 

Флешмоб

Поразительны твои качели.
Подцепил у Фликс.
Комментарий => 5 ассоциаций => коротко о главном на своей территории. Или не коротко.

От неё же. Получилось довольно сумбурно.

Истории

Внезапность

Цветные рубашки

Девушки

Индивидуальный подход

От Рейнхарда, да хранят его Тёмные боги:

Фем!Шеп

Игры

Арчер

Бэккер

Дайри

От Редфайер:

Специи

Изменение агрегатного состояния

Жажда жить

Утро

Прикосновения. Если вы их не любите - не читайте это.

От многоуважаемой Кельнары:

Громкий смех

Порывистость

Доверие

Честность

Самоконтроль

Эстетично от Кота Эстета:

Созерцательность

Зима

Любовь к словам

Принципиальность

Самокопание

Ассоциации, на которых я не сдержался поиграть в концептуальность, от Тайчо:

Книги

Тарантино

Огнестрельное оружие

Бары

Тишина

От Грифа, который всё-таки спрашивает:

Детство

Свет

Прошлое

Первое впечатление

Побег

От милой Зойсайт:

Длинные волосы и длинные пальцы

Показная отстранённость

Тёплый и холодный

Свитер

Текст

На завтра:
Стилл - брюнетки, словески (текстовые ролёвки), кудри, слушать музыку альбомами, общительность.
запись создана: 21.01.2015 в 12:34

00:26 

St. Louis shag

Поразительны твои качели.
Водить хочу как курить, как трахаться, как мойву в кляре, как внезапно поцеловать тебя, как придумать ещё десяток таких же примеров.

Идея простая, но изящная и классная, как я весь: двадцатые года, Америка. Мне никоим образом не хватило тех кусочков, которые я ухватил и которые я вставлял куда ни попадя, Острые Козырьки и Подпольная Империя меня до оргазма не доводят, потому я мечтаю о циферках напротив комментарием под этой запись, в которых люди будут кричать "Возьми меня, Вейлар, возьми меня жёстко в свою партию, так чтобы было незабываемо, так, чтобы было круто, так, чтобы я потом за тобой с матрасом ходила".
Неприемлемо много сексуальных аллегорий, не находите?
Обещаю: незабываемо будет. У меня есть такой саундтрек, что я сам уже надел клетчатую рубашку, подтяжки, затянул рукава, поправил козырёк и затянулся сигаретой, в конце концов, сегодня тяжёлый день в порту. Сюжет у меня такой, что сама пустота мне позавидует. Персонажи просто потрясающие - ещё ни один не придуман.

Я полон своего привычного энтузиазма, а потому хочу перенести всю свою боль, вдохновение и знания о том, как надо круто, в новую компанию, названием которой со всей присущей мне наглостью объявляю "Собачий холод". Шучу. Всё же, мы не в Петерберге, да и за двором не январь, а весна 1920 года.
Нет, название - St. Louis shag.

Кто спросит, в чём же, собственно, заключается игра, получит от меня награду - ответ на этот вопрос и персональный квест, в котором я заставлю вас пережить мои самые отвратительные фантазии относительно персонажей игроков.
Кто подпишется не глядя, а потом ещё и время для меня выделит, будет наслаждаться плот-армором (ха-ха).

Зато я каждому персонажу выберу персональный саундтрек. И даже родственников пропишу.

20:47 

Поразительны твои качели.
04.01.2015 в 22:41
Пишет +Kladbische+:

*мысля вслух*
Короче, я вдруг понял, что если кто и может сделать нас ебанутее лучше, то это наши друзья.
Ну риали. Сферический некто в вакууме – это, как правило, эгоцентричная жопа вот как я,
со своим мировоззрением, привычками, философией и моралью. Правильной или неправильной – дело десятое.
Но вот, скажем, сложился у меня мир, в котором я (допустим, ессно!) – расист (эльфы – высшая раса, да), гомофоб, ненавистник вот этого, вот того и еще вот этого тоже.
И живу я такой довольный, всё у меня поделено на черное и белое и заебись.
А потом один товарищ оказывается геем, другой негром, третий ваще слэшер… нет, гном… веган. Глядь ты уж и сам «Горбатую гору» посмотрел вполглаза,
и даже подписываешь петицию против ущемления прав инсектоидов де-то там и гномов. Потому, что мораль моралью, взгляды – взглядами, но ёбта, это ж друзья твои ксеноморфы.
Как-то уже некузяво зиговать, когда у твоего кореша фамилия Шмихельсон. Это я утрирую, ессно))) сложно быть антисемитом на Крав Мага
Короче, чтобы не растекошиться мысью-то по древам, подытожу – я очень благодарен всем моим друзьям и хорошим знакомым за то, что они все очень-очень разные, но при этом весьма прекрасны каждый по-своему,
и именно благодаря вам я становлюсь более понимающим, менее закостенелым во взглядах либерастом ебучим. Спасибо вам, друзья!

Я понимаю, шо текст получился очень шовинистическим и ксенофобным, но именно таким я и был когда-то сам, увы, и потребовалось около 10 лет, более десятка поездок по миру, много событий и мыслей, чтобы стать совсем не таким.

URL записи

08:54 

Поразительны твои качели.
Окружающие меня люди наверняка замечали, что в последнее время мои реакции отличаются всё большей нетерпимостью, даже долбоебизмом в плане личных отношений, что я становлюсь всё раздражительней и начинаю сыпать нелепыми обвинениями, а выплески раздражения всё менее весёлые и всё более агрессивные, без всяких шуток.

Это связано с несколькими факторами, которые мне необходимо разложить, а вам, возможно, интересно прочитать.

Первый из них - это работа. Я чувствую, что звонящие в колл-центр абоненты не добавляют очков стресса абсолютно - я выдерживаю их с холодным лицом, выдыхаю, восклицаю и забываю.
Но мои коллеги - это феерическая ярмарка с жертвами аборта в качестве ведущих и уродливыми мутантами в качестве посетителей, каждый из которых коллекционирует мутации и уродства, физические и душевные.
Возможно, я перегибаю палку с таким их описанием, но именно так выглядит моё копящееся раздражение, которое сбросить я или не могу, или это очень сложно. Научись сбрасывать пар, мальчик, или очень сойдёшь с ума.
Мои коллеги - это просто потрясающее зрелище. Во-первых, они пытаются настроить с вами личный контакт. Они предпринимают такие попытки регулярны, они держат своё лицо в сантиметрах от вашего, они обсуждают вас за вашей спиной, они навязчиво интересуются вашими планами и выдают комментарии относительно вашего внешнего вида. Что-то из этого меня не волнует вообще, что-то - довольно сильно нервирует. Но всё это не имеет значения по сравнению со способами, которыми они пытаются наладить контакт.
- О, ты уже сидишь один? (подразумевается - без наставника и за своим личным рабочим местом)
- О, а почему ты постоянно меняешь место?
- О, ты уже без наставника?
- Когда ты собираешься получать высшее образование?
- А в каком районе ты живёшь?
- А тебя не смущает, что ты похож на девочку?

Конечно, не все из них такие. Некоторые вам нравятся, с некоторыми завязываете разговор вы, выбираете для себя интересную информацию, испытываете симпатию и даже аккуратно завязываете разговор. Ненавязчиво. Если человек занят или не выказывает интереса - вы не лезете дальше, как минимум. Так или иначе, вы выбираете себе контакты, которые не трогают просто так вас, и вы просто так не трогаете их, и вы оба от общения получаете удовольствие. Кратко - вы оба умеете применять навыки личного общения, выработанные за годы общения с живыми людьми.
Так или иначе, очевидно, что работа с такими людьми несколько нервирует.
Это кроме того, что я медленно начинаю ненавидеть мобильные и стационарные телефоны. Меня не раздражает отвечать на звонки абонентов, нет. Это я делаю с помощью компьютерных программ и гарнитуры. Я ненавижу эту маленькую чёрную коробочку. Все из них. Они тренькают, они шуршат, они голосят, вопят, кричат, поют, они издают самые отвратительные звуки, которые возможны во Вселенной.

Второй фактор, который давит на меня сильно и постоянно - это дом.
- Ты не мог бы потише?
- Ты не мог бы заткнуться?
- Ты не мог бы орать на меня? (вопрос задаётся после того, как орать начали на меня, всегда)
- Ты не мог бы не так громко орать, мы спим.
- Ты заткнись вообще.
- Ты слишком громкий.

Так, хорошо, они мои родители, это их дом, да, окей, конечно, они правы, но мне двадцать лет, и я жуть как устал от этого, и, конечно, я ищу все возможности умотать отсюда в собственную комнату с хорошей звукоизоляцией или людьми, с которыми я спокойно буду готов поддерживать социальный контракт, потому что они не будут исподволь разыгрывать карту "ты нам должен". Я совершенно спокойно регулирую громкость своего голоса, когда об этом просит друг. Дома это в разы сложнее из-за стечения факторов. Их я обсуждать и решать не хочу, потому что решение одно - свалить отсюда как можно скорее подобру-поздорову. А для этого нужно достаточное количество денег.
И все вы знаете, что стоит после всего этого.

Выливается это всё в то, что варианты вылить своё раздражение способом наиболее травмирующим для окружающих превращается из "некрасивого и невежливого" в "самый быстрый". И тратить своё время на терпение становится попросту бессмысленно.
Я знаю, что агрессивен я не пассивно. Мне очень сложно себя контролировать. Но это - мои проблемы, и ещё вопрос, с чем именно я буду что-то делать - с окружающим пространством или с собой. Первый вариант мне нравится больше - он выгоднее.
И быстрее.
Прошу прощения, если кого-то в последнее время задел или удивил своим излишне агрессивным поведением. Оно берётся отсюда.

22:32 

Знаете, что.

Поразительны твои качели.
21:20 

Flashmob.

Поразительны твои качели.
Напишу пост о любом человеке, о котором вы попросите. Если мы знакомы лично, и я упоминала этого человека в разговоре - спрашивайте. Если вам понравилась фотка какого-то "друга" вконтакте - спрашивайте. Интересен персонаж из Избранного - спрашивайте. Хотите узнать про первую учительницу, троюродную бабушку или хоть мужнину племянницу - пожалуйста. Условие одно: вам должно быть действительно интересно.

Женский пол оставлен намеренно.

21:38 

Please God, please Knut Hamsun, don't desert me now.

Поразительны твои качели.
Вечером того же самого дня случилось так, что
Нагель познакомился с Минуткой.
Между ними произошёл нудный нескончаемый разговор,
длился он битых три часа, не меньше.
Вот как всё это было, от начала и до конца. (с)

Прекрасный и слепящий своей красотой внутренний город. Вымощенные булыжником улицы, узкие переулки между аккуратными домами, сложенными в невозможно далёкие времена, очень изящные маленькие шпили и черепица на старых и благородных крышах. Зонтики на улицах, милые кафе, улыбающиеся официантки и добрые люди вокруг. Аккуратная и не слишком яркая, но разноцветная одежда, мягкий вечер, железные газовые фонари, деловитый фонарщик со своей лестницей, огни свеч и ламп из открытых окон стремятся на улицу. Люди смеются, обнимаются, переговариваются, о чём-то договариваясь и горячо обсуждая последние вести. Птицы перелетают с одной крыши на другой, кошки осторожно и тихо переползают за ними. Весёлый хохот и грохот стаканов раздаётся из ближайшего бара в тёплом и уютном подвале. Парочка, держась за руки, пересекает улицу, перед ними почтительно останавливается дилижанс. Какая-то собака, пользуясь моментом, перебегает дорогу под взором улыбающегося возницы и деловитых лошадей. Капли ночного дождя сползают по трубам на мостовую, мальчонка ловит их и с жадностью выпивает. Каждый знает, что капли первого осененного дождя - самое полезное, что можно выпить в начале осени.

Внезапно что-то происходит. Вечернее небо вдруг необыкновенно быстро темнеет. Облака сгущаются и в громоотвод вдруг бьёт молния. Так ярко, так ослепляюще больно. Каждый видит, что громоотвод оплавился от проглоченной мощи, за спасение города он заплатил собственной жизнью.
Каждый слышит грохот. А затем шум прибывающей воды. Внезапно очень старательная свечка вдруг дотягивается до занавесок и мгновенно вспыхивает пожар. Хозяйка не замечает - на её крыше стоял громоотвод.
По улицам несётся цунами. Снося балконы, выбивая двери, забирая с собой булыжник и черепицу, туша свечки, хватая за ноги и руки людей, увлекая их за собой. Мальчика в спину ударило волной и протащило несколько метров по камням.
Пожар забрался на крышу, спасаясь от прибывающей воды, и по занавескам, по тряпкам, по шкурам ползёт дальше, захватывая всё больше. Кто-то открыл дверь, выпуская его из комнаты и, прокляни его Бродский, сгинул в потоке пламени, рванувшегося наружу.
Цунами выбирается на площадь, и, не думая, растекается по улочкам. Дилижанс подхватывает и швыряет куда-то в сторону, письма, как голуби, разлетаются по соседним крышам. Люди запирают двери и окна, но цунами выбивает их, вытаскивает людей за что попадётся и тащит вместе с собой.
Огонь стучится в двери, рыскает по подъездам, сторожит на крышах, только и ждёт, чтобы кто-нибудь открыл.
Люди оказываются в ловушке. Они рыдают в панике и кричат, зовут на помощь. С одной стороны - волна, с другой - стена.
Им уже ничто не поможет.

Это твой город. Твой самый тайный, сокровенный и внутренний город. Ты стоишь на холме и смотришь на это. Ты наслаждаешься зрелищем. Здесь рождается новая жизнь.
А вы ещё спрашиваете, чем меня впечатлил Кнут Гамсун.

19:09 

Хуябрь.

Поразительны твои качели.
Вы - мальчик двадцати лет, обучающийся в университете на последнем курсе и встречающийся с девушкой уже два месяца, что для вас рекорд, из безусловных преимуществ у вас экспрессивность, изобретательность и умение анализировать. Из прочего - лень, откровенность и честность.
В университете вы должны курсовую, отчёт и тринадцать зачётов, но первые две недели не считаете это чем-то заслуживающим внимания, как и все предыдущие годы. Когда вас приглашают на беседу, то приглашают сразу к декану, который даёт вам неделю времени, рассуждает, глядя вам в глаза, о том, что вы совершенно ничего не можете и не умеете, а затем намекает на то, что за задержку стоило бы их отблагодарить и просит связаться с родителями.
Несколько удивлённые способом общения с вами, вы принимаетесь за дело. За прошлую неделю вы уже провели разведку, и знаете, что, кому и как вы можете сдать. Также вы знаете, что у вас может остаться три долга. Абсолютно любых, включая курсовую, но только три. Это не кажется вам сложной задачей, и вы закрываете восемь зачётов и отчёт за неделю без особых трудностей и даже найдя время для сна. Вы хотите закрыть и курсовую, но ваш научный руководитель находится на конференции до конца следующей недели. В понедельник вы сдаёте девятый зачёт. Ещё три зачёта, хвостовки для них и все необходимые материалы находятся у одного преподавателя. Перед этим она пять раз за неделю заставила вас переделать все необходимые материалы, чтобы они были идеальны.
Всё, что останавливает преподавателя от того, чтобы закрыть все три зачёта за минуту и спасти ваше положение - то, что вы считаетесь самым наглым, дерзким и быстрым сукиным сыном в этом Диком Университете, а так же распоследним хамом и вообще, глядя ей в глаза, рассказывали, что вы думаете о качестве её работы в деканате. Факт, тем временем, остаётся фактом - уже понедельник, время икс, а у вас пять долгов вместо трёх. Вместо своих прямых обязанностей преподаватель в деканате играет в Lines, пьёт чай, а три хвостовки лежат под её правым локтём. Она говорит вам, что поставит их, когда вы закроете всё остальное.
Ваш научный руководитель не приехал в конце недели, но, наверное, приедет на следующей.

Вы уже видели рыдающую мать, которая сделала всё, чтобы помочь вам закончить это учреждение, которая поговорила с деканом и успела сорваться на вас, порыдать ещё раз и успокоиться. Вы видели мать, которая приняла ваш способ действий, ваше решение и пообещала поддержку в любом случае. Ей декан на благодарность намекать уже не стал и вообще весь вечер не брал трубку, когда с ним пытались связаться.

Вы мрачно смотрите на пустой файл курсовой и начинаете её творить, так как другого выхода вы не видите. Мама помогла вам подобрать нужные материалы, указала, где что можно найти и кое-что собрала сама. У вас есть всё для написания курсовой. Вы договариваетесь, что самый старый, уважаемый и опытный преподаватель на вашем факультете посмотрит вашу курсовую и поставит предварительную оценку, и знаете, что научный руководитель против не будет. Но через час этот преподаватель уходит домой до понедельника.
Ровно за сорок минут вы с одного конца города летите на другой, успев при этом оформить курсовую, дописать её и рассказать очень много о вашем положении другу с помощью телефонного звонка.
Самый опытный преподаватель вздыхает, глядя на ваше оформление и введение, но готов поставить три прямо сейчас.
Преподаватель в деканате отказывается принимать эту оценку, мотивируя это тем, что никогда так не делалось и ему нужно согласие научного руководителя.
Научный руководитель где-то в районе Атлантического океана. Вы находите его телефон и слышите гудки. Он не отвечает, но вы пишете письмо.
На сегодня вы сделали всё, что могли.

На носу педагогическая практика. На собрании перед ней декан во всеуслышание заявляет, что сегодня к вечеру будет отчислено двое студентов, и этого вряд ли удастся избежать. Вы знаете, какой пиздабол этот ваш декан, но вас всё равно трясёт так, что из здания вы выходите, хватаясь за углы и шатаясь. Благодаря воспитанию и нескольким потраченным годам вы не готовы так легко смириться с отчислением.

В дело вступает тринадцатая хвостовка. Это предмет, который у вас уже вели, но по ошибке методиста деканата поставили снова, точно такой же, только с другим преподавателем. Ему нужно сдать шесть тестов за все пропуски, потому что вы не полнейший идиот, чтобы ходить на эти пары, затем три реферата, два доклада, две лабораторных и несколько контрольных.
Это, конечно, не ваш профильный предмет.
Вам очень везёт договориться о том, что вы начнёте практику на неделю позже, пытаясь закрыть долги, так как приказ о вашем отчислении только оформляется.
Вы умудряетесь вызвонить преподавателя тринадцатой хвостовки. Она как раз будет вести пары и соглашается поговорить об отложенном зачёте, в котором она бы поставила вам зачёт в хвостовку, но не в зачётку. Вы клятвенно обещаете, что допишете ей ВСЕ её работы, только бы она вам помогла.
Вы вместе приходите в деканат, где слышите от того самого преподавателя следующую фразу: "мы так никогда не делали".
Преподаватель тринадцатой хвостовки отказывается вам помочь, но высылает тесты для начала отработки долга.

Вы ждали преподавателей по восемь часов для одного разговора. Вы никогда не были так часто и подолгу в университете за все последние годы. При этом всём вы посещали абсолютно каждую пару и успели уже сдать несколько работ. Вас помнит и любит каждая кафедра, несмотря на всё ваше отношение к учёбе в этом университете.
Но сейчас вы не можете больше ничего сделать. Вы узнаёте, что приказ подписан и отправлен в учебную часть. У вас начинает медленно ехать крыша, и вы теряете самоконтроль.
В деканате вы узнаёте кабинет учебной части у методиста под крики преподавателя, что туда никто никогда не ходит. Она действительно три минуты реального времени просто не даёт вам восемьюдесятью децибелами собственного голоса расслышать ответ методиста. На её фразу "студенты никогда не ходят в учебную часть" вы отвечаете криком "студенты никогда так долго не задерживались в этом заведении".
Перед учебной частью вы несколько выдыхаете и путём логических рассуждений заключаете, что у вас ещё есть время, и нет необходимости пока идти на эту меру.

Вы уходите на практику. У вас всё ещё четыре зачёта и курсовая. Но вы выходите на практику, встречаетесь с куратором, с классным руководителем, узнаёте учебники и начинаете писать конспект.
А затем вас подрубает, и следующие две недели вы физически не способны ни на что, кроме того, чтобы готовить и вести уроки. Вы смотреть не можете ни на тесты, ни на курсовую, и даже одна мысль об этом вызывает у вас острую физическую боль. Две недели подряд вы звоните в деканат и узнаёте, что всё ещё не отчислены. Отчасти это вас успокаивает, и вы сдаёте курсовую предварительно на три по электронной почте.
Вы блестяще и единственный в группе отводите практику на пять, заслуживая искреннее восхищение куратора и классной руководительницы. Вы дарите на прощание одной из учениц все свои киндеры Марвела и Звёздных войн, заметив, что она их коллекционирует.

Когда вы пытаетесь в учебной группе узнать расписание, то вам сообщают, что вас отчислили неделю назад, в то время, как вы вели свой десятый урок.
Вы молча садитесь на диван в комнате и спокойно сообщаете это маме. Мама спокойно отвечает вам "ладно. Но давай больше не говорить об этом".
На утро она подкидывает вам интересный вариант с работой. Вы сами тоже находите кое-какие вакансии, понравившиеся вам, и обещаете, что начнёте искать отдельное жильё. И правда начинаете.

Вы начинаете замечать, что любые слова поддержки, сочувствия и мотивации начинают для вас терять всякий смысл. Особенно это касается человека, с которым вы общаетесь плотнее всего. Вы отмечаете это как любопытное наблюдение.

Неделю вы тратите на то, чтобы прийти в себя, успокоиться и понять, что вам стало куда легче и исчезло это немыслимое давление.
Вы проходите собеседование, сквозь почти полностью расстёгнутую рубашку девушки-кадровика разглядываете рисунок на её кружевном белье и начинаете ждать ответа. Потратив ещё неделю на отдых и теперь уже развлечения, заодно съездив на ролевую игру и забыв обо всём на свете. Кошмар университета отступает.
Ответ приходит, вас отправляют на медосмотр, который вы проходите за два дня, а в начале следующей недели, перед заключением трудового договора, вы... заболеваете.
С температурой в 38 градусов вы читаете четыре папки с документами, каждая весом в килограмм, пишете свои паспортные данные около десятка раз, подписываете договор, оформляете пропуск в другом здании, погуляв ещё немного по улице в -18, а между делом узнаёте, что вам нужно зайти в военкомат, чтобы поставить печать. И едете туда, помня, что вы мальчик двадцати лет, не имеющий отсрочек. Вы уверены, что вы негодны к прохождению военной службы.

Вам выдают повестку на прохождение медосмотра, вы всех благодарите, вежливо прощаетесь, возвращаетесь домой и видите воткнутой в вашу клавиатуру вторую повестку, которую они прислали по почте. И на работу, и на медосмотр вам только через неделю. В середине недели вы расстаётесь с девушкой - у вас начинают кончаться силы. Из-за этого вы не расстроены, у вас опускается эмоциональная стена, защищающая вас от всего негативного. Вас поддерживает встреча с вашим хорошим другом.

А в конце недели происходит очень важное - вы видите, что компания, где вы мечтали бы работать, вывесила вакансию, такую, на какой бы мечтали работать, и всё, что там написано, ложится в вашу душу как тело в заказной гроб. Вы мгновенно связываетесь с ними, сообщая, что готовы всё бросить и переехать ради работы у них в другой город, они предлагают вам написать тестовое задание, и вы загораетесь. Теперь все ваши мысли только об этом. Вы отправляете тестовое задание уже в понедельник готовым, ложитесь спать, и вы в мечтах о переезде в другой город и работы у них.

При оформлении вас на рабочее место у того же самого кадровика теперь вместо рубашки практически отсутствует юбка, и вы разглядываете рисунок уже немного в другом месте. Но первый рабочий день на обучении проходит довольно любопытно, хоть вы и не понимаете, зачем материал на две лекции растягивают на восемь часов.
На следующий день вам нужно на медкомиссию.

Подумайте о самом утомительном человеке в вашей жизни и глубоко вздохните.
Вы идёте и даже не волнуетесь. Вы начинаете немного уставать, но уверены, что медкомиссия вас пошлёт вон - вы слишком больны, и знаете это. Вдохновенно рассказывая каждому врачу о своих заболеваниях, вы понимаете, что они вас или не слушают, или пишут то, что считают нужным, не задумываясь. Но вас это пока мало волнует. Правда, вам не выдали медкарту в больнице, но с этим вы поделать ничего не смогли - они попросили специальный запрос от военкомата, который он вам, разумеется, не дал, и вообще ничего о нём не сообщал.
Затем вы слушаете начальника отделения - действительно замечательного человека. Он слушал про ваши идеи, игры, романы, встречи и людей на комиссиях. Он общается с вами уже четыре года, каждый медосмотр, которые вы проходить были не обязаны, но не знали этого, и потому ваше личное дело пестрит печатями и результатами многочисленных анализов. Это дарит вам уверенность.
Начальник отделения искренне вам сочувствует, но категория годности - Б3, и он ничего не может сделать, чтобы отправить вас в запас, и потому вам назначается дата контрольной явки и отправки в войска. Ослеплённые блестящими перспективами, вы теряете контроль над собой и предаётесь пороку уныния в кабинете профессиональной психологической подготовки, растирая слёзы по щекам.
Вас не очень пугает перспектива служить, но вам очень хочется попасть на работу мечты, и армия этому помешает.
Вы звоните на работу и сообщаете, что годны, а значит вас обязаны уволить. Так же вы сообщаете, что сегодня не придёте. В вашем состоянии вы вообще едва ли способы идти. Женщина, удивительно по-доброму к вам относящаяся, сочувствует и понимает.

Ваша единственная надежда - что терапевт у вас что-нибудь, да найдёт. Что вам ещё делать - вы не знаете. Вы представляете себе, как будете смотреться, когда попросите помощи прямым текстом, сообщив, что в армию вы очень не хотите.
Утром вы видите два пропущенных звонка, выясняете, что даже на своё увольнение нужно почему-то приходить вовремя, и договариваетесь, что приедете после приёма у терапевта.
Но перелистывая в ожидании приёма карту, вы обнаруживаете запись от января прошлого года, диагноз от уролога, к которому вас военкомат же и направил - нефроптоз. Через минуту вы убеждаетесь, что нефроптоз вашей стадии - уже надежда на зачисление в запас. Затем понимаете, что всё могло за полтора года всё могло стать ещё хуже, и теперь ваша цель - подтвердить диагноз нефроптоза. К терапевту вы входите с уверенностью, зная, что хотите. Получаете записку к урологу на УЗИ почек, с комментарием, что это придётся сделать платно. На это вы, разумеется, готовы. Мысленно вы ещё раз благодарите свою маму, оказывающую вам максимальную поддержку, и которой вы уже должны треть следующей зарплаты, которую вы, возможно, получите (на самом деле - куда больше). На всякий случай берёте направление к неврологу с диагнозом остеохондроз поясницы - для страховки.

Следующие две недели вы каждое утро, кроме выходных, поднимаетесь в семь, чтобы успеть сдать/проверить/забрать результаты анализов и направиться к следующему нужному вам специалисту. На первую неделю вы получаете благодаря фантастической доброте куратора, вас выслушавшего, отпуск без сохранения заработной платы, поэтому примерно в двенадцать-четырнадцать часов уже свободны до конца дня. Во вторую вы после анализов ещё и едете на работу.
И вот как происходит ваше посещение специалистов. Ремарка - абсолютно каждый из них идёт вам навстречу и, действуя по принципу "что не запрещено, то разрешено", помогает вам подтвердить нужный вам диагноз, получить нужную печать или сделать ещё один анализ. При этом они немного, но выходят за рамки своих профессиональных обязанностей.
Ранним утром вы сдаёте анализы в своей поликлинике и едете в другую к урологу, так как в вашей его нет. Проходите на приём к урологу без талона. Он даёт вам направление на УЗИ почек, пока вы по его подписи получаете в регистратуре талон задним часом. УЗИ почек делается только по направлению и талону участкового терапевта. Сейчас 11.00, кабинет УЗИ работает до 12.30, если поедете сейчас - можете успеть всё. Вы едете домой и выпиваете, согласно инструкции, литр воды за час перед исследованием, взяв ещё и полотенце. Затем берёте талон в своей поликлинике и ждёте терапевта, который в 12.00 начнёт приём. Приходит сестра, у неё вы узнаёте, что очередь на талоны до марта, и вот тут вы понимаете, почему терапевт говорил вам, что анализ придётся делать платно. Но сегодня вы уже не успеете.
На следующий день вы приходите, платите за анализ, врач расспрашивает вас, входит в положение и между первой и второй стадией выбирает вторую, хотя к первой ваше состояние ближе.

Ещё две недели всё проходит в том же режиме. По пути вас снимают с отправки и вручают акт на итоговое заполнение. Помотавшись ещё немного и всё ещё не сдаваясь, вы сдаёте акт. Между этим всем вы бегаете между тремя больницами и работой. Сдаёте акт. Забываете сходить на прививку. Идёте в конце недели. Фельдшер, сначала строгая, но потом очень милая, вам очень нравится.
Всю неделю сидите по восемь часов на работе, три из которых не происходит ничего, пять остальных рассказывают то, что вы можете прочитать и выучить за час.

Вы понимаете, что это такое, когда с каждым днём ты раздражаешься немного больше, когда всё, что происходило, уходит в стадию ремиссии, и ты, думая, что всё закончилось, выдыхаешь на секунду, а затем начинается прилив, и ты борешься, бьёшь руками, вспоминаешь, что лучше не дёргаться и не глотать воду, а спокойно на неё лечь, но вода всё прибывает, и вас уже захлёстывает волной, а не поднимает над водой, и вы видите вокруг себя людей, их глаза, их формы, слышите их слова, это льётся в ваши уши как огромный поток отходов в реку, и вы пытаетесь сосредоточиться на книгах, на музыке, на играх, но бывает тет-а-тет, и куча такого же дерьма льётся вам теперь в уши без всяких фильтров, а дома постоянно кто-то ходит мимо вас, включает, выключает, достаёт, собирает, гремит, кричит, звонит, трогает, говорит, отвлекает, суёт что-то под нос, удивляется вашей резкой реакции, а вы контролируете себя всё меньше, границы поведения уходят всё дальше, вежливость, всепроникающая абсолютная вежливость, строгие и аккуратные формулировки, вежливая улыбочка, спокойный тон, но всё больше резких фраз и формулировок, всё больше ледяного спокойствия, которое не позволяет вам пробиться, всё больше резких реакций и высказываний в сторону ни в чём не повинных людей, и обстановка вокруг вас нагнетается, вы уже с головой ушли под воду, вы уже потеряли сознание, вы не чувствуете себя, можете только видеть эту бесконечную глубину, и лучше вам не становится, и вы просто снова включаете музыку и берётесь за книгу.

О потребности в советах, поддержке и сочувствии вы по-прежнему сообщаете в личном порядке.

16:41 

Необходима структуризация

Поразительны твои качели.
Последней ночью я рыдал в подушку от того, что я - это я.
Я не глуп, я умею совершать неожиданные поступки, я предпочитаю говорить прямо, я вообще предпочитаю не скрывать определяющих вещей, я не стесняюсь себя и других людей, я способен к самообучению и концентрации на необходимом мне деле. Я считаю, что моё умственное состояние, образованность и общий уровень интеллекта хотя бы в общих чертах выше среднего, и я не теряю возможностей его развивать. Меня удовлетворяют мои моральные принципы, и я не иду против себя, что позволяет мне жить, считая, что живу я правильно.
Но. Я из-за лени или из-за абсолютно бесполезной траты времени упускаю достаточно много возможностей реализовать свои же проекты, увлечения, интересы. Я не потратил три года в институте зря, но я сделал куда меньше, чем мог бы. Я читаю куда меньше, чем хотел бы, без всяких причин, и не исправляю это. Я ленив, я часто глуп, я не развиваю умение импровизировать, быстро соображать, я недостаточно развиваю умение находить новые пути и решения. И я не знаю всего того, чего хотел бы знать, но сейчас в этом остаётся винить только Вейлара-прошлого, и мне остаётся только исправлять его ошибки.

Меня совершенно убивает то, что я неспособен помочь своим друзьям или хотя бы поднять их настроение в ряде случаев, я считаю, что я недостаточно много сил прикладываю к тому, чтобы быть хорошим другом, к тому, чтобы быть человеком, которым я хочу же быть. Меня радует, что я способен принимать самостоятельные решения, основанные на трезвых рассуждениях, и делать это настолько быстро, что потом мне кажется, что я не обдумывал это вообще, когда на деле я учёл все возможные вариации.

Я хотел составить для себя весь список своих долгов, но я и так всё помню, и даже в лучшем случае я должен семь тысяч, а если учитывать вообще всё, набежит до десяти. В начале года я клятвенно себе обещал не вылезать за предел двух тысяч, ха-ха, очень смешно, Вейлар. Так или иначе, первым делом - вернуть все свои долги. Мне необходимо стабилизовать хоть каким-то образом своё финансовое положение.
Второе - роман. Нановримо я безбожно проебал, но это не мешает продолжать мне писать. Сколько угодно, но не меньше 1667 слов в день, Вейлар. Роман мне дописать просто необходимо.
Третье - это мелочи. Но как ты можешь думать о том, чтобы заняться организацией хоть чего-нибудь, если не всегда даже о своей гигиене думаешь?

Я не то чтобы себе не нравлюсь. Я куда хуже того, кем хотел бы быть. Каким хотел бы и мог быть. Мне не хочется убирать из себя безалаберность, но я могу делать это стилем поведения, а не стилем жизни. Стилем жизни мне необходимо сделать увлечённость. Ту увлечённость, за которую я себя действительно очень сильно люблю. Не отпускать себя. Не давать себе погрузиться в бесполезные действия, в бездумность.
Для этого будет идеальна работа моей мечты, от которой я жду ответа, пока - просто финансовое положение выправить.
И для этого необходима своя квартира. Об этом пора серьёзно задуматься, когда отдам все долги.

О потребности в советах, поддержке и сочувствии я сообщаю в личном порядке.

12:47 

Перенос записей.

Поразительны твои качели.
10:55 

Перенос записей с моего тумблера "My little blue devils" (6.3.14 - 3.4.14)

Поразительны твои качели.
MAYBE

I SEE A DARKNESS

DALLAS BLUES

CRY

I DROVE ALL NIGHT

DREAM A LITTLE DREAM OF ME

ALL I HAVE TO DO IS DREAM

Это я чертовски стильно, кстати, придумал - так смешать свою жизнь и свою любовь к блюзу.

20:55 

Дом, который построил Том

Поразительны твои качели.
Здесь три стороны одного отчёта.
Технический - взгляд игрока. Это мои размышления о том, как всё прошло, почему, к чему я стремился, чего достиг, как именно.
Реальный - взгляд Вуда. Это его воспоминания. Не обязательно по порядку или даже соответствующие реальности, но это то, что было для него важно и то, как именно это запомнил он.
Именной - смешанные впечатления игрока и Вуда от игры с конкретными личностями. Чужие письма старайтесь не читать.

Технический


Реальный


Именной

Интеллектуальная нетерпеливость

главная